22. 06. 2002
 г. Кривой Рог

 Моя дочь, Курилко Анна Александровна, 1971 г. рождения, после окончания мед. училища по направлению работала туб. диспансере медсестрой в отделении торрокальной хирургии. Заразилась и заболела туберкулёзом в 1998 году. Лечилась здесь же почти год. В 1999 году 23. 02. ей удалили часть правого легкого. Однако в августе этого же года началось обострение, рецедив. После лечения, не давшего положительного результата, была направлена на консультацию и возможную госпитализацию в г. Киев в Институт фтизиатрии и пульманологии им. Яновского. В декабре 1999 года была здесь госпитализирована. Обещали новую технологию лечения, назначение лекарств, которые не применяли врачи в Кривом Роге. Прошла вначале курс лимфотерапии с огромным количеством препаратов. Однако положение не улучшилось, а ухудшилось.
 13. 04. 2000 г. сделали операцию – удалили еще часть правого легкого. Но началась эмпиема и 30. 05. 2000 г. лёгкое полностью удалили, а эмпиема полости осталась. Затем в этом же году здесь сделали ещё 5 операций: 21. 06. ушивали бронхиальный свищ, 04. 07. Сделали торокостому – «окно» (т. е. дырку под рукой, и до сих пор каждый день нужны перевязки – менять салфетки с дез. растворами, мазями, антибиотиками. Потом удалили 7 ребер, потом расширяли «окно», потом частично ушивали. Теперь остатки удалённых ребер гниют – остеомиелит. Во втором лёгком были очаги. За это время у дочери нет ни одного здорового органа, все разладилось – сердце, печень, желудок, гинекология, зубы.
 Когда делали торокостому, врач обещал, что через год рану зашьют и дочка вернётся домой. Однако прошло 2 года, а всё ещё зашивать рану нельзя – время от времени появляется синегнойка. Последняя операция была 23. 01. 02. Весь 2000 год дочь была на грани смерти и я была с ней в больнице. У нас нет родственников в Киеве. Нужно хорошее питание, которого нет в наших больницах и всё очень сложно – организовать это питание. На лекарства только в 2000 г. истратила 5000 долларов, продавая всё, что можно было, одалживая, но нужно спасать дочь. У неё тоже есть дочка, моя внучка, 1993 г. рождения. Она на учёте в тубдиспансере и каждые полгода проходит обследование. Живёт у другой бабушки.
 Мы уже пожилые люди, пенсионеры. Но боремся за жизнь дочери изо всех сил.
 В 2000 г. отец моей дочери обращался в исполком с просьбой о материальной помощи. Выделили аж 100 грн – этого не хватило даже на один флакон тиенама, который я покупала по 137 грн за флакон.
 В 1991 году я сама обратилась с письмом к мэру города, написала письма в администрацию Президента, в организацию „ Жінки за майбутнє”. Из администрации Президента мне ответили, что моё письмо направили в гор. здрав. г. Кривого Рога. “Жінки за майбутнє” использовали мой адрес с агитацией голосовать за них, а о моих проблемах ни слова. Правда, в этот раз мэр распорядился перевести на счёт аптеки в институте 3000 грн. Их перевели в октябре 2001 г. Но в этой аптеке часто нужных лекарств нет и всё равно приходится покупать. И деньги уже кончились.
 Я работала в институте «Механобрчермет», они мне ничем помочь не могли, институт еле существует. Помогают понемногу друзья, сын, сокурсники. Побираюсь, хотя стыдно и горько.
 Зять – афганец, исполняющий «интернациональный долг» квартиры на СевГОКе так и не дождался, до сих пор у них однокомнатная малосемейка. От дочери он заразился, у него тоже туберкулёз, но не открытая форма, как у дочери. Пролечившись 2 месяца в туб. диспансере, он выписался, не долечившись – нужно было зарабатывать деньги на лечение жены. Перебивался случайными заработками , работая у друзей – предпринимателей.
 Теперь ему всё надоело – слишком долго болеет жена, денег почти не зарабатывает. Получает моя дочь пенсию инвалида 1 группы сейчас приблизительно 170 грн с учетом пособия на ребёнка и регресс (90 % потери трудоспособности) был до марта сего года 102 грн., теперь 130 + 105 грн. за то, что «нуждается в постоянной посторонней помощи». Начиная с 2001 г. несколько раз врач отпускал на 2 недели домой. Там, в институте, где годами лежат иногородние больные, даже помыться негде. Здесь я договариваюсь о ежедневных перевязках в частном порядке, покупая перевязочные материалы и лекарства. В перспективе я не знаю, что ждёт мою дочь. Она вся изрезана, изуродована, в ране обнаружили БК (бактерия Коха), остеомиелит, болит спина, лопатка.
 Зашивать рану врач пока не решается. Говорит, что остеомиелит нужно удалять хирургическим путём, но пока есть инфекция делать операцию нельзя. Ну и нужно будет ещё удалять оставшиеся рёбра. Может где-то есть какое-то иное лечение. Нам нужна любая помощь – медицинская, материальная, информационная.

 Помогите, люди добрые!

 Якушева Алла Михайловна, 65 лет

 50083 ул. Ухтомского 30/33
 г. Кривой Рог

Читайте так же: